трава

***

не ходите в африку - там дети
вас они заставят кататься на жирафе
будут наливать игрушечный кофе
заставлять вас это пить и жмуриться от щастья.
я бы всех детей бы сажала бы в ракеты
могут подойти еще машинки и лошадки.
выдавала каждому хэппи мил - чего уж там
если навсегда, то можно раскошелиться.
до свиданья, дети! вы сейчас поедете
в длинное чудесное мега-путешествие.
вас там встретят ежики, котики и бабушки,
вам так всем понравится, африка - прекрасная!
если же однажды вы страшно вдруг соскучитесь
детский сад начнет вам сниться по ночам
приезжайте взрослыми, только очень взрослыми,
скучными, хорошими, трам-пам-пам.
трава

***

Кому плойки, кому бабы, кому серенький волчок -
Сердце, когда болит, становится жарким.
Как рассказать о безделице, сбившей с ног,
что-то из серии «невыносимо жалко»?!
Лучше начну так: был закат на 16-ом этаже,
было холодно и потому краски нестерпимо цвели.
И стоять на балконе было, как на меже,
Отделив себя от неба и от земли.
И любовь закончилась именно в этот день,
Хотя чтобы это понять, потребовался не день, не два.
То есть закат пустяк, но он может делить людей
На небо и землю, на птиц и провода.
Это моя плойка, моя чашка, мой шоколадный мусс,
Это мои воспоминания, мои чувства, моя безнадега.
И когда я улягусь с краю и к тебе прижмусь,
Не отодвигайся сразу, подожди немного.
  • Current Music
    в этой роще березовой вдалеке от страданий и бед
  • Tags
трава

о природе молчания

***
У всех свое, но молчать удобно: думают, что ты умный,
Что пишешь в стол, что стал прозаик, что просто счастлив.
Кто-то по злобе думает, что ты сдулся:
Исписался, спился, погряз в семье и рутине.
Что происходит с тобой? Бабочки происходят, закаты,
Снова тонет курск, дорожает еда, выпили, постарела.
Вечереет, ветер по полю двигается накатом,
Широко загребает, но ты молчишь что есть силы.
Первой скрипкой быть тяжело: легче быть треугольником,
Чувствуешь благодарность, звенишь как сосулька:
Тонко так, холодно, как правило редко,
Тебе нравится редко и чтобы пронзить, как пуля.
Нравится радоваться и чтобы вместе с тобой радовались,
Тому, словно нашел сломанное, но починил его.
И вот тогда понимаешь - нет разницы, совсем никакой разницы,
Часто или разик всего.
трава

еще раз про модерн

***
Дан приказ ему на запад,-
Что ты хочешь от него?
Над страною сладкий запах -
Сецесьон и ар-нуво.
Этот лидваль, этот шехтель,
Этот вовсе пидарас.
Он живым вчера приехал,
Но она ему не даст.
Баухауз, таунхаус,
Доктор хаус, - все одно.
Из модерна вышел хаос,
Как во двор твое окно.
Тлеет готика, и жаль их,
Архитекторов, когда
Пламенеет на скрижалях
Солнце, воздух и вода.

дача

100 лет молчания

говорят, что я давно не пишу: ни в жж, ни так. пропала, мол.
внутренний мой мир очень изменился.
да, с одной стороны, я очень счастлива, но о счастье этом страшно говорить: скажешь, лечу в армению, разорится авиаперевозчик, порадуешься идеальному быту - сосед сверху затопит, начнешь хвастаться, какая у тебя офигенная работа - шеф уволит твоих друзей и станет требовать сверх меры.
страшно говорить, то есть.
а с другой стороны и не хочется. это вот основная причина, по которой я перестала показывать и (почти) писать стихи. я читаю много и ощущаю, как сводит скулы: было-было, да. и самой хочется либо хорошо, либо никак.

живопись почти забросила: фигачу спорт. но и то, утром после 15 кругов атомной разминки, внутри дребезжит: это тебе нужно делать каждый день, изо дня в день, иначе смысла нет.

и так грустно становится на фоне безбрежного счастья, которого бы хватило 100500 миллионам девочек, а мне - мало. потому что раньше как будто кто-то вел за руку по мосту, и говорил обо всем, и все показывал, а теперь только темень и тлен.
упал

апассионата

Открываю глаза, которые так берег,
А вокруг все плывет и не выхватить из темноты
Лицо человека, который меня подберет,
Любимые его черты.
Пирс, на котором стою, знаю нутром,
Но когда придет время поплыть - поплыву,
Не задумываясь, что ветер гонит листву
И она не вернется потом.
аки по суху, - говорит мне голос, - верою перейдет
и узреет свет и прочие чудеса.
Но пока я здесь, и пирс подо мной гниет,
И шумит листва в невидимых мне лесах.
  • Current Music
    будет весна и теплый дождь, будешь и ты
  • Tags
осень

mon pere

есть в этом городе мужчины, которыми можно залюбоваться.

сегодня, например, мы с друзьями поехали на северный склон.
с нами был сын подруги, 9-летний мальчик, который захотел сесть на весла. у него, по правде сказать, не очень получалось, и мама его рассмеялась звонко.
- что ты смеешься, - одернул ее саша, - у него все отлично выходит!
он подсел к ребенку и начал объяснять ему, как грести, а видя, что мальчик устал, но не хочет в этом признаваться, предложил помочь и взялся за одно из весел.
я сидела на корме, опустив ступни в воду, и думала: господи, у тебя так много щедрости и чудес.
  • Current Music
    папа может все, что угодно: плавать брасом, соприть басом, дрова рубить
  • Tags
трава

русалочья плясовая

Я с ней не спал, а просто прикладывал лед
Там, где сегодня болит, но до свадьбы пройдет,
Там еще земляника, ласточки, облака,
Яблоки наливные, кисельные берега.
Как бы она ни рыдала, имени не назови,
Браки, конечно, рождаются по любви.
Только потом и морок, и холод, и глад,
И говоришь невпопад.
В ивовых ветках улыбка ее блеснет,
Скоро апрель, на речке тронется лед.
А окликала если, ну разве тебе впервой
В омут молочный уходить с головой...
  • Current Music
    Я сів не в свій літак Спочатку, думав я, Що сів у той літак, Але то був не мій літак Він був з одним крилом.
  • Tags
трава

невеста без места

... и поехала я на день по работе в москву, больная и несчастная.

три бокала белого, потом бутылка чилийского, мидии.  ливень стеной, бульвары такие родные, каштаны у них уже цветут и как тут уснуть.

утром собиралась в спешке, на работе тоже полный завал, приезжаю к поезду за десять минут до отправления, а паспорта в сумке и нет.
я к проводнику, клянчить, он не пускает, бегу к начальнику поезда, что и права у меня, и домой хочу, и вот билет сюда даже есть. ни в какую, идите, сдавайте.
пошла. поезд стоит, музыка грянула, я иду медленно, а он все стоит. где паспорт - непонятно. на работе забыла, в гостях, как теперь уехать...
короче, впрыгнула я в последний вагон с билетом в руках, двери закрылись, поезд поехал.

проводник моего вагона сразу начал орать. я пыталась ему как-то объяснить, что билет настоящий, что могу сканы паспорта показать и вообще как-то почеловечески старалась себя вести, но он стал в наушник начальнику поезда на своего коллегу жаловаться, билет отобрал и в тамбур вытолкнул, типа я заяц и ренегат. я стою, звоню коллегам и друзьям, чтобы они мой паспорт поискали, а он мне в спину шипит, что из-за меня, змеи, коллегу его премии лишат.
я смотрю на зелень, черемуху и мне становится горько до чертиков. потому что я действительно не хотела делать плохого никому, прыгая в поезд, я просто не могла подумать, что я кого-то подведу, но я большая девочка, я знаю, что за свои поступки нужно нести ответственность и я утираю слезы, которые текут, секунду медлю у двери, но иду просить прощения.

проводник, который меня пустил, делает чай. тю, говорит, зая, не переживай, чайку налить? не ты первая, не ты последняя, шоколадку ешь и иди садись на свое место.
и тут я уже начинаю рыдать в три ручья, потому что после гуманоида, который вел себя со мной, как с пассажироединицей, я просто не ожидаю, что я для кого-то по-прежнему человек и быть им даже не переставала.

место мое оказалось занятым, прием таким же теплым и часть дороги я провела в купе пожалевшего меня проводника, часть в тамбуре, часть в вагоне-ресторане. гуманоид, правда, часа через два пришел за мной, но тут уж я отказалась с ним разговаривать.

а под конец пути, когда я читала "зону", в тамбур вышла проводница, поманила меня пальцем и открыла дверь в подсобку. и там стояло ведро лилий и они благоухали.

- дочь вот родила дочь, завтра забирать ее будем, - сказала она веселая и хмельная. надеждой девчонку назовем.

и я поняла, что надежда действительно есть.

tkbAeksICBs
гербера

про баранкина

нам на работе сделали дмс. это просто прелесть что такое - платная медицина.
понимаете, когда тебя принимают ровно по времени, бабки в очереди не орут, в регистратуре тебе улыбаются, бахилы бесплатные, в туалете - туалетная бумага, - все это смешно, конечно, но я порой чуть плакать не начинаю. потому что наконец я начинаю себя в наших медучреждениях ощущать не тварью дрожащей, а человеком.
сегодня я окончательно поплыла.
у меня брали кровь. медсестра говорит: придержите вату, пожалуйста, пальчиком, я сейчас перебинтую.
я говорю: простите, но зачем?
она смотрит на меня удивленно: ну как - зачем? так удобнее. а то забудете и ватка съедет. через 10 минут повязку можно будет снять.
я смотрю на нее и вдруг понимаю, что сейчас зареву.

блин, ни разу, понимаете, ни разу мне никто никогда за все эти 27 лет этого не делал. и у меня были вены все в синяках, рукава в крови, а вату я потом находила в самых неожиданных местах.
господи, спасибо тебе за дмс.
пожалуйста, сделай так, чтобы и в обычных поликлиниках стало так.